Mt4 g3 karosserie. Купите другие Thunder Tiger из Германии с доставкой от 6 дней через сервис покупок за рубежом qwinsla.com Начните покупать настоящие немецкие товары и другие Thunder Tiger по низким ценам прямо сейчас.

Mt4 g3 karosserie

Thunder Tiger MT4 G3 Hot Rod RC Monster Truck

Mt4 g3 karosserie. riviste forex trading gratuito マネー為替レート 指数先物NSE VS Sat, 02 Sep +

Mt4 g3 karosserie


На саммите НАТО, который назначен на ноябрь, члены альянса собираются принять новую стратегическую концепцию развития. После распада Советского Союза Соединенные Штаты и их союзники по Североатлантическому альянсу создали новый мировой порядок, пришедший на смену тому, что существовал в годы холодной войны, и практически исключающий участие в нем России. НАТО и Европейский союз обращаются с Россией как с аутсайдером, исключая Москву из основных институтов евро-атлантического сообщества после принятия в свои ряды стран Центральной и Восточной Европы.

Изоляция России — это отчасти дело ее собственных рук. Приостановка движения по пути демократии и периодические приступы внешнеполитической несдержанности вынуждают НАТО продолжать играть роль преграды от возобновления вспышек российского экспансионизма. И все же Запад совершает историческую ошибку, обходясь с Россией как со стратегическим изгоем. Как ясно показывают примеры мирного урегулирования после окончания Наполеоновских войн и Второй мировой войны — в отличие от договоренностей по итогам Первой мировой войны, включение прежних соперников в послевоенный порядок играет весьма значимую роль в укреплении мира между великими державами.

Поэтому присоединение России к расширенному евро-атлантическому порядку должно стать для НАТО важнейшим приоритетом. Россию раздражало расширение альянса еще в ту пору, когда он начал переманивать новых членов из бывшего советского блока в начале х гг. Однако экономический и военный упадок России и превосходство Запада побудили членов НАТО пренебречь возможными последствиями недовольства России.

Политологи Даниел Дьюдни и Джон Айкенберри отмечали: Однако стратегический ландшафт с тех времен радикально изменился и цена исключения России из евро-атлантического порядка существенно возросла. Благодаря повышению цен на энергоносители заново проведенная Кремлем централизация власти и экономическое восстановление России вернули страну к жизни.

Сейчас Россия уверена в себе и способна потеснить НАТО — именно тогда, когда Запад срочно нуждается в сотрудничестве с Москвой по целому ряду вопросов, включая сдерживание ядерных амбиций Ирана, контроль над вооружениями и нераспространение ядерного оружия, стабилизацию Афганистана, борьбу с терроризмом и энергетическую безопасность. Более того, продолжающаяся экспансия НАТО сделала вопрос о месте России в евро-атлантическом порядке еще более неотложным.

На самом деле российско-грузинская война г. И вместо того чтобы просто возражать против расширения НАТО, Россия сейчас предлагает собственные идеи о перестройке евро-атлантической структуры безопасности. В ноябре г. У союзников НАТО, похоже, больше нет возможности бесконечно откладывать рассмотрение вопроса о месте России в постбиполярном мире.

Решение вопроса о том, как привлечь Россию в евро-атлантическое пространство, лежит на поверхности: Россия должна стать членом НАТО. Конечное принятие страны в альянс было бы логическим завершением создания евро-атлантического порядка, в котором НАТО является главным институтом безопасности.

Начав процесс расширения после распада советского блока, западные союзники должны теперь сделать все, что в их силах, чтобы завершить его интеграцией России и других стран СНГ в альянс. Конечно, есть много других вариантов построения панъевропейского порядка: Но сейчас, когда НАТО — самый мощный военный альянс в мире — насчитывает 28 членов, а еще больше стран остается на подходе, все другие варианты — это просто стратегические интермедии.

Каждая страна станет либо членом НАТО, либо аутсайдером. Единственный логический путь к панъевропейскому порядку тем самым подразумевает интеграцию России в альянс.

Москва может отказаться от вступления, принимая во внимание те требования и ограничения, которые подразумевает членство, и предпочесть следовать своим курсом. Но если основные институты евро-атлантического сообщества в конечном счете не сумеют распространиться на Россию, пусть это случится из-за ошибок Кремля, а не потому, что атлантические демократии не сумели продемонстрировать видение или волю к принятию России в панъевропейский порядок.

С момента своего создания в конце х гг. С одной стороны, западные институты стремились обеспечить коллективную оборону от внешних угроз путем накопления вооруженных сил для защиты территории стран-членов в основном против Варшавского пакта и переброски вооруженных сил например в Косово и Афганистан.

С другой стороны, они стремились обеспечить коллективную безопасность от внутреннего соперничества за счет военной, политической и социоэкономической интеграции через НАТО и Европейское экономическое сообщество — предшественника ЕС. Но между этими двумя миссиями всегда создавалась напряженность. Коллективная оборона требует в первую очередь концентрации военной мощи посредством максимизации национальных средств вооружения и координации принятия решений. В данном случае преследуется цель — создать противовес для внешних угроз.

Коллективная же безопасность, наоборот, требует главным образом рассредоточения мощи путем обобщения и вооружений, и командования. Таким образом, преследуется цель нейтрализовать внутренние угрозы за счет центростремительной силы интеграции.

В период холодной войны разделение обязанностей между институтами было относительно четким. НАТО занималось коллективной обороной через наращивание мощи против советской угрозы, а также коллективной безопасностью за счет упрочения сплоченности членов. Тем временем Европейское экономическое сообщество впоследствии ЕС сосредоточилось на превращении Западной Европы в зону прочного мира посредством экономической и политической интеграции.

После окончания холодной войны атлантическим демократиям стало труднее находить баланс между коллективной обороной и коллективной безопасностью. Соединенные Штаты видят в НАТО в основном инструмент для переброски вооруженных сил и используют его, чтобы собрать европейских партнеров, которые способны внести вклад в миссии далеко за пределами европейского театра.

Страны Западной Европы имеют тенденцию считать альянс инструментом укрепления мира и процветания в Европе и поэтому сопротивляются усилиям США по превращению его в средство проведения военных кампаний по всему миру. Их озабоченность коллективной обороной означает, что они предпочитают НАТО-центристский, а не ЕС-центристский евро-атлантический порядок.

Однако тот факт, что они неохотно наращивают мощь и параметры Евросоюза с военной точки зрения, означает, что это может ослабить трансатлантические связи. Более дееспособный Европейский союз жизненно необходим, чтобы сохранить геополитическую актуальность Европы для Соединенных Штатов. Политика принятия России в НАТО в качестве приоритета альянса заметно обострила бы напряженность между этими столь различными стратегическими перспективами.

В Соединенных Штатах прагматики будут заинтригованы, а либералы-вильсонианцы и неоконсерваторы отшатнутся. А в Центральной и Восточной Европе, где страх перед Россией все еще силен, подобная политика вызовет ужас, если не самую настоящую панику. Более того, нельзя не признать, что сама мысль разрешить России присоединиться к Североатлантическому альянсу звучит диссонансом с миссией альянса времен холодной войны, не говоря уже об отступлении России от демократических реформ и ее неуклюжем подходе к ближнему зарубежью.

Тем не менее перспектива членства России в НАТО сулит большие надежды на разрешение не только проблемы более эффективного построения панъевропейского порядка, но и проблемы противоречий, ожидающих Североатлантический блок в будущем. Во-первых , открытие дверей НАТО перед Россией восстановит одну из главных функций евро-атлантического порядка — предоставлять коллективную безопасность посредством центростремительной силы интеграции.

С точки зрения большинства членов альянса, Россия застряла на стратегически ничейной земле, она не заслуживает ни безусловного отпора в интересах коллективной обороны, ни горячих объятий в интересах коллективной безопасности.

Формирование видения того, как будет происходить будущее вступление России в НАТО, позволит преодолеть это подвешенное состояние. Альянс, если ему не дадут повода действовать противоположным образом, начнет протягивать руку России, дав ей тем самым почувствовать демократизирующее и умиротворяющее воздействие интеграции, как это произошло с Германией в х гг. НАТО снова станет главным гарантом коллективной безопасности в Европе и обретет новый смысл существования — завершение создания мирного панъевропейского сообщества.

Во-вторых , постепенная интеграция России в НАТО вдохнет новую жизнь в трансатлантические связи, превратив Европу в более сильного геополитического партнера, в котором столь безотлагательно нуждаются Соединенные Штаты.

Это особенно важно, учитывая, насколько Евросоюз неповоротлив в вопросах обороны. В Вашингтоне сейчас существует двухпартийный консенсус в пользу более унитарной Европы с увеличенным военным потенциалом, что подвергает риску трансатлантические связи, если Европа не сможет соответствовать.

Лиссабонский договор вступил в силу в прошлом году, а вместе с ним замаячили институциональные реформы, которые постепенно предоставят Европейскому союзу возможность проводить более коллективную и силовую внешнюю и оборонную политику. Тем не менее даже при самых оптимистических сценариях ЕС, по всей вероятности, способен лишь на нерешительный прогресс в объединении своего оборонного потенциала.

А Россия, Вооруженные силы которой насчитывают более миллиона человек, потенциально способна укрепить военный вес Европы, если войдет в состав НАТО. Нельзя не признать, что Брюсселю придется действовать с осторожностью в таких деликатных сферах, как обмен разведданными и военными технологиями.

Но, наверное, подобные вопросы поддаются решению, если в результате значительно усилятся военная мощь и безопасность евро-атлантического сообщества.

Прекращение расширения помогло бы избежать этой проблемы, но оставило бы неразрешенной другую: Как отмечает Эндрю Монаган из Оборонного колледжа НАТО, даже если расширение прекратится, Россия останется исключенной из евро-атлантических механизмов. В результате их вступление вызовет наименьшую геополитическую напряженность, а может, и вообще никакую.

В более общих чертах, если членство в СНГ останется отделенным от членства в НАТО, европейские Восток и Запад останутся предметом неопределенно долгого геополитического раздела и борьбы за зоны влияния. Такое развитие событий имеет прецедент: В-четвертых , строительство общеевропейской безопасности вокруг НАТО обеспечило бы сохранение за альянсом контроля над эволюцией евро-атлантического пространства.

Альтернативные варианты, например обращение к ОБСЕ или создание новой структуры, рассредоточили бы часть власти по другим институтам, это одна из главных причин, по которым члены НАТО без особого энтузиазма отреагировали на недавнее предложение Москвы о Договоре о европейской безопасности.

Их реакцию можно понять, но понятна и обида Москвы на НАТО за игнорирование ее предложения, особенно учитывая, что альянс не выступил с какими-либо вескими контраргументами. Доступ в НАТО для России и других членов СНГ являет собой как раз своего рода встречное предложение, которое позволит альянсу сохранить ведущую роль в игре.

Наконец, в-пятых , принятие России в НАТО помогло бы евро-атлантическому сообществу обратить внимание на то, что творится за его пределами.

Несомненно, в самой Европе существует множество незаконченных дел, включая Балканы и Кавказ. Но на коллективные интересы государств, занимающих географическую зону, простирающуюся от Ванкувера до Владивостока, все сильнее влияют события, носящие глобальный характер, такие, в частности, как подъем новых мировых держав, терроризм, распространение ядерного оружия, изменение климата, кибератаки и международная преступность. В отличие от большинства традиционных европейских партнеров США, чья стратегическая ориентация обычно евроцентрична, Россия обладает более широким геополитическим кругозором.

Москва — это важный игрок в переговорах с Ираном и Северной Кореей по вопросу об их ядерных программах и имеет значительное влияние на Пекин. Россия — один из крупнейших в мире поставщиков энергоносителей. Одна из главных сложностей для Запада состоит в том, чтобы определить, как сделать подобные институты доступными для новых держав.

Так, например, в июне г. Москва способна помочь в налаживании все более интенсивного взаимодействия Запада с новыми державами. Таким образом, присоединение России к НАТО обещает дополнительный положительный эффект, выходящий далеко за пределы Европы. Предоставление России членства в альянсе могло бы и завершить проект построения мирного евро-атлантического сообщества, и помочь подготовить это сообщество к многополярному и политически многообразному миру будущего.

Несомненно, НАТО пойдет на стратегический риск, принимая в свои ряды государство, которое пока еще потенциально ей угрожает. Но еще большему стратегическому риску НАТО подвергается, исключая Россию из евро-атлантического порядка. Если же альянс будет действовать предусмотрительно, то сможет свести все эти риски к минимуму. Поначалу процесс будет развиваться медленно и осторожно. Брюссель начнет с того, что ясно даст понять свою благорасположенность к России. Так же, как привлекательность членства в НАТО помогла побудить страны Центральной и Восточной Европы к проведению политических и военных реформ, так и перспектива присоединения к НАТО сможет побудить Россию к восприятию тех стимулов и норм сообщества, которые в конечном итоге окажут влияние на ее политический курс и политические подходы.

Как минимум возрастет влияние Запада на Москву, а расширение обоюдных контактов поможет уменьшить взаимное недоверие. Сотрудничество рискует быть подвергнуто испытанию в самых различных сферах, включая контроль над обычными вооружениями и нераспространение ядерного оружия, противоракетную оборону, миротворчество, совместные военно-морские операции по борьбе с пиратством или торговлей наркотиками, а также кибербезопасность.

Подобные инициативы не только повысят взаимное доверие НАТО и России, но и дадут альянсу достаточно времени для осознания того, хочет ли Москва углублять сотрудничество и направлять его энергию на достижение общих целей. Конечно, нет гарантии, что Россия ответит взаимностью на предложение альянса и определит внутренние и внешние политические подходы, соответствующие будущему членству. Пожелай Россия воспользоваться открывшейся дверью в альянс, чтобы чинить ему препятствия — блокировать принятие решений, разжигать внутренние разногласия, продолжать практику силового поведения по отношению к соседям, и протянутую руку можно быстро убрать.

НАТО с готовностью уйдет от обеспечения коллективной безопасности в Европе и вернется к обеспечению коллективной обороны против России.

Что касается тех опасений, что вероятное членство России скомпрометирует эффективность и солидарность НАТО, так ведь само расширение альянса и увеличение числа его членов и без того размывают его. Если к г. Причем это будут страны совершенно разные по размеру, благосостоянию и военному потенциалу.


More...

2875 2876 2877 2878 2879